Аэропорт Кангерлуссуак является единственным международным аэропортом Гренландии. Кроме того, это единственная воздушная гавань, способная принимать большие авиалайнеры. В связи с глобальным потеплением, он будет закрыт в течение 5 лет.
Аэропорт к северу от столицы Нуук обслуживает 11 000 самолетов в год и служит базой для путешествий по огромному острову. Главный воздушный хаб страны уже ощущает на себе последствия изменения климата. И все из-за циклического затопления его инфраструктуры.

Твердый слой почвы, скованный вечной мерзлотой, меняет свою структуру по мере возрастания температуры и сокращается. Интенсивное таяние вечной мерзлоты приводит к затоплениям, из-за которых появляются трещины по всей длине взлетно-посадочной полосы. В свою очередь, это ставит под угрозу безопасность полетов воздушной гавани. 

С учетом этого, власти Гренландии приняли решение о строительстве нового аэропорта в Какортоке для замены Кангерлуссуака, который, согласно планам, прекратит свою работу в течение следующих пяти лет. Кроме того, в настоящее время разрабатываются также проекты по расширению двух гражданских аэропортов в Нууке и Илулиссате.
«В Нууке и на севере строятся новые аэропорты, а пока управление аэропортом Кангерлуссуак возьмут на себя ВВС Дании», — сказал директор аэропорта Питер Хог.
Таким образом, Гренландия фактически построит три новых аэропорта для удовлетворения спроса на авиаперевозки, когда аэропорт Кангерлуссуак будет закрыт. Общая сумма инвестиций составит 700 млн крон (примерно 100 млн долларов). Но остров не будет строить воздушную гавань в одиночку — материковая Дания станет совладельцем аэропортов.

В Нууке и Илулиссате будет построено по одному аэропорту, которые смогут обслуживать большинство международных рейсов. Взлетно-посадочная полоса каждого составит 2200 метров по длине. Также Гренландия построит еще один аэропорт в Какортоке с более короткой взлетно-посадочной полосой в 1500 метров. Все три воздушные гавани будут готовы к концу 2023 года — строительные работы должны закончится за год до закрытия аэропорта в Кангерлуссуаке.

Сейчас строительству новых аэропортов Гренландия уделяет большое внимание. Однако создание этих воздушных гаваней не совпадает с вектором борьбы с глобальным потеплением в долгосрочной перспективе. Гренландия имеет площадь 2 131 000 кв. км.
На острове нет дорог, поэтому всё движение между населенными пунктами, разбросанными на этой огромной территории, осуществляется вертолетами и самолетами, курсирующими между 12 аэропортами.
При этом, как заявляет новоиспеченная защитница экологии из Швеции Грета Тунберг, короткие авиарейсы пагубно влияют на окружающую среду. Но Грендандия не тот случай, когда к ее мнению готовы прислушаться.

Единственной авиакомпанией, ответственной за эти авиасообщения, является Флагманский островной перевозчик Air Greenland. Во флоте Air Greenland преимущественно старые самолеты (Airbus A330-200, Beechcraft B200 King Air и Bombardier Dash-8 Q200), которые недостаточно экологичны и экономичны, в отличие от более новых моделей.

И пока Air Greenland не планирует в ближайшей перспективе обновлять свой воздушный флот, островитяне начинают сажать деревья, которые должны поглотить вредные выбросы в атмосферу вокруг аэропорта Нарсарсуак (кстати, и эта воздушная гавань тоже будет закрыта в скором времени).
Однако, эффект от этого садоводства не будет ощутим в течение следующих 60 лет.
В свою очередь, нагревание планеты может усилиться, а поверхность Гренландии на 80% состоит из ледяного щита. Глобальное потепление радикально преобразует Гренландию, заставляя ледяной покров таять быстрее, чем считалось ранее, что подтверждается недавними исследованиями. Ежегодно Гренландия теряет порядка 450 млрд тонн льда.

Нет никаких иллюзий по поводу того, что на планете становится теплее. И что с этим делать? Безусловно, сам остров в одиночку не может замедлить этот процесс. Гренландия, несмотря на потенциальное богатство недр, рыбных ресурсов и важнейшее стратегическое расположение, — глубоко «донорская» часть датского королевства. Примерно 50% бюджета Гренландии составляют дотации из государственной казны Дании ($740 млн в год, по оценке The New York Times).