История банкротства авиакомпании «Трансаэро» давно превратилась из блокбастера в бесконечную мыльную оперу, с внезапными поворотами и новыми сюжетными линиями. Вот такой сюжетной линией стало недавнее обращение «Трансаэро» в московский арбитраж с 2 исками к лизинговой компании «Ильюшин Финанс Ко» (ИФК) на 1,7 млрд рублей. Почему эти требования возникли только сейчас и в чем их суть?

Разорившаяся авиакомпания «Трансаэро» подала иски к воронежскому ОАО «Ильюшин Финанс Ко» («ИФК») из-за трех самолетов Ту-214, находившихся у нее в финансовом лизинге. Опрошенные специалисты высказывают предположение, что «всплывшие» долги и запущенный судебный процесс могут говорить о сговоре между компаниями, пишет «Абирег» .

Если коротко, суть претензий «Трансаэро» заключается в следующем. Авиакомпания оперировала тремя самолетами Ту-214, полученными от ИФК в финансовый лизинг. Проще говоря, должна была ежемесячно оплачивать установленную договором лизинговую ставку в течение оговоренного срока. После окончания срока лизинга и выплаты всей суммы самолеты должны были перейти в собственность авиакомпании.

Однако, из-за возникших финансовых трудностей, в какой-то момент авиакомпания перестала платить за самолеты. Когда стало очевидно, что «Трансаэро» банкрот, ИФК изъяло свои самолеты, так как оговоренная сумма не была выплачена и право собственности к авиакомпании не перешло.

На первый взгляд, все законно и справедливо. Похоже, так до некоторого времени считали и в ИФК, и в «Трансаэро». Напомним, что авиакомпания прекратила полеты осенью 2015 года и почти 4 года ни о каких претензиях к ИФК никто не вспоминал. Однако все изменилось минувшим летом. Из материалов банкротного дела «Трансаэро» следует, что в начале июня апелляция утвердила взыскание с ИФК 28,2 млн рублей основного долга и 7,5 млн рублей процентов в качестве последствий признания недействительными нескольких сделок компаний. И это была лишь первая ласточка. Теперь требования куда серьезней.

По-видимому, в авиакомпании считают, что, поскольку «Трансаэро» все же выплатила существенную часть стоимости 3-х самолетов Ту-214, ИФК не имела право их забирать и, по этой причине, теперь требуют вернуть, но не самолеты, а выплаченные за них деньги по договору финансового лизинга. Кроме того, «Трансаэро» заявила о намерении обратиться в арбитраж с иском о банкротстве ИФК.

По странному стечению обстоятельств, предъявление данных претензий со стороны «Трансаэро» произошло одновременно со сменой руководства в самой ИФК. И тут, вместо выстраивания линии зашиты, новый руководитель ИФК Сергей Туркин увольняет большую часть юридического блока компании и менеджеров, сопровождавших в течение ряда лет эту и другие сделки. То есть, удаляет из процесса тех людей, которые имеют большой опыт сопровождения подобных договоров, решения спорных вопросов и были глубоко погружены в историю взаимоотношений с «Трансаэро».

А далее начались проигрыши ИФК в судебных инстанциях. Так, 2 сентября ИФК проиграла в порядке кассации ещё одно требование «Трансаэро» на сумму в 50 млн рублей. Причем, выиграв его на этапе рассмотрения в первой инстанции, затем проиграла и в порядке апелляции, и кассации. В ближайшее время будет рассмотрение претензий ещё на 9,5 млн долларов, а затем и двух исков на сумму 1,7 млрд рублей.

В то же время, по имеющейся у издания информации, дела у ИФК идут из рук вон плохо. Кредиторы теряют доверие к компании и начинают предъявлять свои требования. Оборотных средств у компании нет, а в долг уже никто давать не хочет. По данным «СПАРК-Интерфакс», финансовое состояние лизинговой компании существенно ухудшилось: по итогам 2018 года выручка составила 1,01 млрд рублей против 1,8 млрд рублей годом ранее, чистый убыток – 392,96 млн рублей. Также в настоящее время у компании есть 38 действующих залоговых договоров с коммерческими структурами, такими как АО АКБ «Новикомбанк», ПАО Банк «Санкт-Петербург», АО АКБ «Еврофинанс Моснарбанк» и др.

В этой ситуации возникает резонный вопрос: зачем «Трансаэро» предъявлять исключительно финансовые требования к компании, которая в любой момент сама может быть признана банкротом? Почему конкурсный управляющий авиакомпании Алексей Белокопыт не предлагает ИФК вернуть ей самолеты, которые являются реальным активом, а требует деньги, которых у ИФК нет и, скорее всего, уже не будет? При этом стоимость трех Ту-214 очевидно превышает исковые требования «Трансаэро». Так, например, в 2016 году ОАО «Ильюшин Финанс Ко» передало два похожих лайнера Ту-204 «Почте России» за 3,39 млрд рублей.

Редакции «Абирег» оперативно связаться с управляющим и прояснить, почему в рамках банкротного дела не предпринимались попытки вернуть борта, не удалось. Более того, как мы уже упомянули, сама «Трансаэро» грозится обратиться с иском о банкротстве ИФК. Но ведь в случае запуска процедуры банкротства ИФК эти 3 самолета Ту-214 попадут в общую конкурсную массу, будут проданы, а деньги «размазаны» между всеми кредиторами компании.

Параллельно с этим, по информации от бывших сотрудников ИФК, пока идут судебные разбирательства с «Трансаэро», руководство компании запустило процесс оценки и распродажи своих активов (об этом мы планируем рассказать в последующих публикациях). То есть, к моменту предъявления требований «Трансаэро», подтвержденных судебными инстанциями, у ИФК может не оказаться вообще никаких активов. Нет никаких препятствий и к продаже этих трех Ту-214, которые в данный момент даже не являются предметом спора. Такое развитие событий не может не предвидеть конкурсный управляющий «Трансаэро» и его юристы.

Руководитель ИФК Сергей Туркин в разговоре с корреспондентом «Абирега» отверг все обвинения и заверил, что в действительности не всё так страшно, однако подробности пообещал рассказать позднее. После этого господин Туркин перестал отвечать на звонки.

В разговоре с корреспондентом возможность сговора не исключил и один из представителей кредиторов «Трансаэро». По его словам, похоже, делается все, чтобы реальные активы в виде самолетов так и не попали в конкурсную массу активов «Трансаэро», а предъявление финансовых требований направлено лишь на создание видимости и затягивание процесса для предоставления ИФК времени на распродажу активов и «распределение» вырученных средств до начала процедуры банкротства.

Опрошенные редакцией юристы высказывают мнение, что шансы выигрыша «Трансаэро» по предъявленным требованиям высоки. Одновременно с этим они считают, что получить свои деньги у авиакомпании не получится, поскольку следом за этим будет запущена процедура банкротства ИФК. Непонятно, в чем выгода «Трансаэро» от банкротства ИФК? Есть очевидное решение спора – самолеты, но руководства обеих компаний согласованно ведут дело по негативному для «Трансаэро» сценарию.